Глава 6.

АГРЕССИЯ СОБАК (фрагмент).

Вплоть до 70-х гг. ХХ в. многие исследования исходили из представления об агрессии как о неком едином феномене, который можно «измерить» подсчетом отдельных проявлений агонистического поведения, например частоты нападений или даже кусания неодушевленных предметов (Azrin et al., 1965). Накопилась довольно обширная литература такого рода, представляющая проблему в высшей степени упрощенно. В последние два десятилетия этот подход неоднократно подвергался критике и должен был бы умереть; однако покойник, по-видимому, не желает быть похороненным. (Fraser,Rushen,1987,стр.285.)

Агрессия собак – самое распространенное поведенческое нарушение из встречающихся в ветеринарной практике и самое опасное из наблюдаемых у домашних питомцев (Beaver, 1990, 1993a,b; Borchelt, 1983; Landsberg, 1990a, 1991a; Voith, 1981d, 1983a,b, 1984a; Wright, 1991; Wright, Nesselrote, 1987). Диагностика и лечение агрессии собак – вопрос спорный и противоречивый. Мы еще многого не знаем об этом состоянии; однако это ни в коем случае не должно помешать использованию уже накопленных знаний и имеющихся методов лечения. В настоящей главе рассматриваются следующие темы:

1. Эпидемиология и последствия собачьих укусов

2. Обзор данных, касающихся породной предрасположенности к агрессии

3. Способы предотвращения агрессии собак и раннего вмешательства в это поведение

4. Мифы о поведении собак, ошибочное его понимание, а также основные вопросы, требующие выяснения

5. Категоризация и диагностика агрессии собак

6. Лечение агрессивных собак

7. Клинические случаи, иллюстрирующие различные формы агрессии.

Прежде чем переходить к обсуждению способов снижения агрессии, очень важно определить, что понимается под этим термином, и вновь рассмотреть особенности социальных систем людей и псовых, способствовавшие одомашниванию собак, а также социальную ситуацию, в которой домашние питомцы вынуждены жить в настоящее время.

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Агрессию лучше всего определять в рамках контекста, а именно как соответствующее или не соответствующее конкретной ситуации проявление угрозы или вызова, которые, в конечном счете, приводят к нападению или подчинению. Эта широкая трактовка включает стандартное определение агонистического поведения и согласуется с определением иерархии как отношений, основанных на способности контролировать доступ к разного рода ресурсам (Immelmann, Beer, 1989).

Важно понимать, что в некоторых обстоятельствах агрессия оказывается адекватным ответом на возникшую ситуацию. Адекватной формой агрессии иногда бывает и оборона. Однако если собака набрасывается на гостей, когда они обнимаются с хозяевами, ее реакция неадекватна и не соответствует контексту. Собаки, защитившие своих владельцев от изнасилования, грабежа или нападения, считаются героями независимо от того, напугала ли собака нападающего одним своим присутствием или же агрессивным поведением – рычанием, оскаливанием зубов, укусами. Агрессию в таких обстоятельствах я бы классифицировала как адекватную, соответствующую контексту. Окажись я жертвой насилия, форма агрессии моей собаки не имела бы для меня значения, но я твердо придерживаюсь мнения, что если достаточно только демонстрации угрозы, то лучше, чтобы собака не кусалась. Если же она все-таки станет кусаться, то желательно, чтобы ее укусы не покалечили человека и не убили. В последнем случае особое значение приобретает способность собаки действовать тонко, с учетом обстоятельств.

Если собака спасла человеку жизнь, то едва ли встанет вопрос о соответствии ее поведения контексту. Однако мы должны рассматривать такие случаи по возможности без эмоций, чтобы понять последовательность поведенческих актов и оценить круг вероятных проблем. Некоторые полагают, что независимо от обстоятельств собака никогда не должна кусаться. Среди полицейских и караульных собак отбраковываются (считаются опасными) те, у которых первая реакция в любой ситуации – нанесение укусов. Этих служебных собак тренируют не использовать зубы и согласовывать свои действия с действиями человека-партнера. Такое поведение относится к так называемой выученной агрессии: собаки обучены проявлять агрессию только в ответ на специфические провоцирующие действия; в остальных ситуациях у них подкрепляют подавление агрессивной реакции, в результате чего они наносят укусы лишь в исключительных случаях.

Однако если собаки никогда (без всяких исключений) не кусали человека, означает ли это, что они, защищаясь, никогда и не укусят его, даже если все другие уровни агрессии оказались недостаточными для устранения опасности? Означает ли это, что до какой бы степени человек не мучил собаку, она не укусит, даже если от этого зависит ее жизнь? Кто-то содрогнется, представив последнюю ситуацию, но здесь встает вопрос межвидовой коммуникации – как, например, собака смогла бы сообщить человеку (особенно ребенку) о своем ощущении, что ее жизнь подвергается опасности. Все это относится и к области этических проблем, обсуждение которых должно быть свободно от предвзятых представлений, если мы хотим понять собачью агрессию и уменьшить риск тяжелых последствий.

Термин провокация следует применять в тех случаях, когда сравнивают собаку, которая может проявить агрессию в определенной ситуации, с собакой, которая никогда себя так не вела в подобных же обстоятельствах. Если известно, что собака имеет склонность к проявлению неоправданной агрессии в определенной ситуации (например, когда до нее хотят дотронуться или погладить по голове), она может быть этим «неумышленно спровоцирована» (по Podberscek, Blackshaw, 1991a), хотя любая другая воспримет это как нормальный жест. Животные с отклонениями от нормы не воспринимают нормальные жесты именно как нормальные; это считается одним из симптомов поведенческого расстройства, которое можно диагностировать и лечить. Важно понимать, что собаки, демонстрирующие не соответствующую обстоятельствам агрессию, не ошибаются в своем поведении и не ведут себя «плохо» – они клинически аномальны, и к ним следует относиться именно так. Стоит признать, что собака является ненормальной, а не по ошибке бросается на людей, – и многие спорные вопросы, в частности агрессия в ответ на попытки корректировать ее поведение, становятся понятными. Из-за того, что у собаки искажено восприятие, нормальное, неугрожающее, непровоцирующее поведение человека становится для нее поводом для агрессии. Критически важный момент для исправления поведения собаки – не «провоцировать» ее. Совершение, даже непреднамеренно, действий, которые собака воспринимает как провокацию, только подкрепляет ее неуместное, нежелательное и, возможно, опасное поведение.

В каких бы ситуациях собаки не проявляли агрессию, важно оценить следующие стороны этого поведения:

1) адекватно ли оно,

2) в каких обстоятельствах проявляется,

3) включает ли угрозы, нападение или проявления подчинения,

4) чем завершается.

Наиболее существенно при оценке поведения в соответствии с этими пунктами – понять, насколько собака может подавить собственную агрессию в ответ на меняющиеся обстоятельства.

Социальные ситуации не бывают статичными, поскольку представляют собой непрерывный обмен сигналами и ответами на них. Питомцы с поведенческими отклонениями обычно испытывают затруднения при необходимости реагировать на меняющуюся ситуацию. Нормальные собаки приспосабливаются к переменам гораздо легче.

Хотя собаки, которые лают или рычат, могут оказаться так же опасны, как и те, что кусаются, некоторое представление о том, насколько собака способна подавить свои эмоции, можно получить в результате наблюдения за ее реакциями (врезки 6-1 и 6-2). Если собака никогда не реагирует в данных обстоятельствах, последние, видимо, не ассоциируются у нее какими-то проблемами. Это не значит, что некоторые осложнения не возникнут в будущем, особенно в связи с такими социальными процессами, как установление иерархических отношений или доминирование. У собак с агрессией доминирования (необходимые и достаточные условия ее диагностики см. в Приложении Д) это поведение формируется в период наступления социальной зрелости (от 18 до 24 месяцев), а до начала социального созревания они вполне могли быть неагрессивными (Borchelt, Voith, 1986a). Более реактивные собаки лают, когда другие тихо рычат или оскаливаются (обычно молча); яростное рычание, а также прихватывание зубами и укусы – свидетельства усиления агрессии (см. фиг. 3-3). Имеет значение и положение тела во время этих демонстраций: лежачая поза – знак меньшей реактивности по сравнению с сидячей, которая, в свою очередь, указывает на меньшую реактивность, чем стойка. Это не значит, что собака, которая лежит, не может укусить, но она должна выполнить более длительную последовательность действий перед тем, как примет удобное для нанесения укуса положение, и это дает больше времени для того, чтобы отреагировать или предотвратить нападение. Владельцам собак не следует доверять мифу о безопасности «собаки, виляющей хвостом». Виляющий хвост означает только готовность к взаимодействию. Напряженно стоящая собака со вздыбленной шерстью, прижатыми ушами, лающая, рычащая, оскаливающая зубы и виляющая хвостом, тоже хочет взаимодействовать, но в чрезвычайно агрессивной манере, и только ждет соответствующего намека или сигнала (см. фиг. 3-2). Если собака действительно агрессивна, то бывает достаточно пристально на нее посмотреть или протянуть к ней руку, чтобы произошел запуск агонистического поведения и откровенной агрессии.

ФАКТОРЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ ОЦЕНКИ КОММУНИКАТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ СОБАКИ

1. Положение головы, спины, хвоста

2. Положение ушей

3. Движения хвоста

4. Вздыбливание шерсти

5. Глаза и рот

6. Звуки: лай < тихое рычание < яростное рычание/оскаливание < прихватывание зубами и укусы*

* Это обычная последовательность нарастающих по интенсивности реакций, но в серьезных случаях реакции сразу достигают высокой интенсивности.

СВЕДЕНИЯ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ОЦЕНКИ ИНТЕНСИВНОСТИ АГРЕССИИ

1. Положение в последовательности нарастающих по интенсивности реакций: лай < тихое рычание < яростное рычание/оскаливание < прихватывание и укусы

2. Соответствуют ли друг другу физические сигналы?

3. Демонстрируется ли предупреждение?

4. Можно ли прервать проявление агрессии?

5. Можно ли подавить проявление агрессии?

6. Можно ли изменить направление активности?

Термин первый укус означает, что собака никогда раньше не кусалась, но это не исключает возможности других проявлений агрессии, выражаемых сигналами, описанными выше. Надлежащее или ненадлежащее поведение собаки могло быть подавлено благодаря хорошей дрессировке или из-за страха, неуверенности или отсутствия возможностей его проявить. Что касается агрессии, связанной с социальным созреванием (агрессии доминирования), то она действительно связана изменением состояния собак, обусловленным переменой в характере ее взаимодействий с социальным окружением. Большинство агрессивных собак имеют клинически аномальное поведение, но эта аномальность обычно прогрессирует и подвержена влиянию социального окружения; как следствие, меняются признаки, отмечаемые владельцем и врачом. Владельцы обычно не замечают изменений в поведении питомца, пока его агрессия не проявится в явной форме, а потому отсутствуют сведения об эффектах раннего вмешательства и возможности переломить тенденцию к нарастанию агрессии. Нам легко понять, что прогрессирующие изменения происходят при инфекционных и неинфекционных заболевания, но почему же мы так не хотим считаться с ними, когда речь идет о поведенческих расстройствах? Наконец, агрессивных собак не следует описывать как злобных. В основе злобности лежит эмоциональное состояние, которое может не вполне коррелировать с поведением и которое невозможно оценить у собаки. Их можно охарактеризовать как агрессивных или опасных, но злобность – неподходящий термин.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ СОБАЧЬИХ УКУСОВ

Как будет видно из приводимого ниже краткого обзора эпидемиологии собачьих укусов, существующее представление о том, что кусаются подверженные приступам бешенства, подкрадывающиеся, одичавшие необученные животные, не соответствует действительности и что собачьи укусы – более распространенное явление, чем можно судить по статистике обращений к специалистам по поведению.

В США более одного миллиона человек ежегодно сообщают о том, что были покусаны собаками (August, 1988; Beck et al., 1975; Harris et al., 1974). Некоторые случаи имеют летальный исход (Borchelt et al., 1983b; Winkler, 1977). По некоторым данным, в США в результате укусов собак ежегодно умирают 10 человек (Young, 1988a). В результате 50% укусов остаются шрамы и 30% приводят к потерям рабочего и учебного времени (Bergen, De Hoff, 1974; Pickney, Kennedy, 1982).

В США большинство укусов наносят домашние питомцы (Pickney, Kennedy, 1982), это же справедливо и для Австралии (Podberscek, Blackshaw, 1991). Гуляющие на свободе домашние собаки (в особенности когда находятся вблизи от дома) при приближении к ним бывают более агрессивными, чем бездомные (Bikash, Bikash, 1990; Rubin, Beck, 1982; Wright, 1985; 1990b). Сообщалось, что среди бродячих собак, причастных к нападениям со смертельным исходом, весьма значительную часть (37%) составили псы, идентифицированные как питбули (Sacks et al., 1989).

По оценкам, большинство детей до 11-летнего возраста было укушено преимущественно знакомыми собаками; в США ежегодно подвергаются укусам от 2 до 15% детей в возрасте 5 – 9 лет (Beck, 1981; Borchelt et al., 1983b; Kizer, 1979). При опросе 3200 детей в возрасте от 4 до 18 лет 45% из них сообщили, что по крайней мере однажды были укушены собаками (Jones, Beck, 1984). По некоторым данным, укусы животных находятся на четвертом месте среди причин детской смертности (Rice et al., 1956; Undermann, 1987). У детей из-за малого их роста собаки кусают в основном руки, плечи, голову и область шеи (Podberscek, Blackshaw, 1991). Показано также, что 67% укусов детей в возрасте до 4 лет и 56% укусов детей в возрасте 5 – 9 лет приходилось на лицо и шею (Chun, 1987; Kizer, 1979).

Хотя исчерпывающего обсуждения данных об укусах собак в литературе нет, подразумевается, что укусы одинаковой силы, нанесенные челюстями одинаковой конфигурации, более опасны, если поражают голову и шею жертвы, чем если страдает тело или конечности. Более того, если собака бросается на голову взрослого или же преследует человека, то непосредственно перед нанесением укуса она прыгает на жертву и за счет этого ударяет с большей силой и способна нанести более серьезные повреждения, чем при укусе из положения стоя. Весь этот комплекс факторов объясняет, почему большинство трагических случаев наблюдается в 2 возрастных группах жертв, наименее способных защитить себя: очень молодые (дети) и слабые пожилые люди. Семьдесят процентов трагических случаев, связанных с укусами собак, происходит с детьми моложе 10 лет и 10,2% – с людьми старше 69 лет. Частота гибели новорожденных от укусов в 370 раз выше, чем людей в возрасте от 30 до 49 лет (Sacks et al., 1989). К сожалению, другая информация – количество укушенных по возрастам – недоступна из-за неполноты регистрации таких случаев.

Сообщалось (“The Veterinary Records”, 1991), что из 96 случаев укусов собак 85% случилось в доме владельцев, 62% взрослых респондентов были укушены собственными питомцами, 75% укусов детей произошло при посещении ими соседей или друзей, 54% жертв укусов были моложе 15 лет; большинство укусов было нанесено кобелями, причем в большинстве случаев представителями крупных пород, таких, как немецкие овчарки, доберманы, а также стаффордширские бультерьеры. Однако ротвейлеры и доберманы нанесли только небольшую долю повреждений, требующих пластической хирургии. Понятно, что вопрос о влиянии породы следует анализировать более внимательно.

По крайней мере одна работа показывает, что вероятность обращения к врачу выше, если укусы нанесены бродячими собаками (50,3%), чем если это сделали домашние питомцы (29,1%) (Jones, Beck, 1984). Доля обращений в последнем случае все еще удивительно низкая. Случаи укусов, о которых не было заявлено и последствия которых не были проверены, к сожалению, остаются весьма многочисленными, даже когда их регистрация предусмотрена законодательно и когда помощь укушенным оказывалась в службе скорой помощи (Beck, Jones, 1984; Moss, Wright, 1987).

Перегруженные работой городские отделы скорой помощи, куда обращается большинство пострадавших от собачьих укусов, выделяют недостаточно времени для того, чтобы точно охарактеризовать их эпидемиологию, а, например, травматологический отдел в госпитале Пенсильванского университета (Филадельфия) не сообщает о лечении небольших ран от собачьих укусов, и там отсутствует персонал, который имел бы время или обязанность заниматься демографией укусов собак. Между тем, имеются сведения (Felthous, 1980; Felthous, Kellert, 1987; Rigdon, Tapia, 1977; Tapia, 1971), согласно которым некоторые типы собачьих покусов служат надежными показателями плохого обращения с детьми. Как всегда, когда не хватает средств, их больше всего не хватает на научный подход и поиски надежных данных. Взаимосвязь жестокого обращения с детьми и жестокого обращения с животными заслуживает большего внимания; Американская ассоциация ветеринарной медицины принимает меры к тому, чтобы такое внимание было обеспечено.

Большинство собачьих укусов, особенно причиняемых детям, случается летом, чаще в выходные дни, преимущественно к ближе к вечеру (Kizer, 1979). Причина нападения определяется не только особенностями поведения собаки, но в определенной степени и обстоятельствами, в которых оно происходит. Большинство укусов наносится в то время, когда и дети, и собаки находятся вне дома и когда они особенно активны (Clifford et al., 1983a,b). Более тесный контакт сам по себе может быть фактором, определяющим частоту укусов, однако если допустить, что это единственная причина, то частота укусов должна возрастать с увеличением такой возможности. Достоверных свидетельств за или против этой точки зрения нет, никто этот фактор не изучал.

Анализ обстоятельств, при которых наносились укусы, приводит к предположению, что хотя тесный контакт имеет большое значение, он все же не единственная причина инцидентов. Чем больше собирается вместе как детей, так и собак, тем выше потенциальная реактивность и тех, и других. И хотя нет объективных способов оценки этого процесса, эмпирические данные о ситуации как в стае собак (Borchelt et al., 1983 a), так и в людской толпе (футбольные болельщики и тому подобное) показывают, что чем более возбуждены отдельные ее участники, тем меньше стабильность и предсказуемость их поведения. Такие обстоятельства предрасполагают к неправильной интерпретации сигнального поведения одной или обеими сторонами. Возникает конфликт, который в данных условиях приводит к проявлению насилия, а не к отступлению.

В случае агрессии собак по отношению к детям оба участника конфликта имеют сходную эволюционную историю социальных отношений и в достаточной мере перекрывающиеся средства общения, так что становится возможным ошибочное понимание сигнала, имеющего в зависимости от степени выраженности два разных значения и передающего два разных сообщения (Smith, 1965, 1977).

При взаимодействии с собаками дети могут проявлять недостаточную координацию движений и, кроме того, могут казаться непредсказуемыми из-за внезапных изменений поз и большого диапазона звуков, издаваемых в состоянии возбуждения. Некоторые формы поведения маленьких детей и интенсивность детского поведения способны напугать собаку и восприниматься ею как угроза. А такие элементы поведения, как резкий визг, могут быть ошибочно восприняты собакой как звуковые сигналы, издаваемые жертвой. Многократные укусы, которые собаки иногда наносят в этих обстоятельствах, отражают характерное для псовых «встряхивание и убийство жертвы» и свидетельствуют о том, что они действительно ошибаются в понимании сигналов и ситуации.

Кроме того, в состоянии возбуждения у участников конфликта, особенно у детей, снижается способность оценивать изменения мотивации и проявляемую готовность к совместным действиям.

Вероятность обоюдного непонимания и неадекватной реакции собаки – иногда с ужасающими последствиями – очень велика, даже если речь идет о собаке с нормальным хорошим поведением, не обнаруживавшей ранее признаков агрессивности. И дети, и собаки бывают непредсказуемыми, и их взаимодействие может быть опасным. Это заключение полностью совпадает с эпидемиологическими данными о собачьих укусах, но совершенно несовместимо с концепцией о склонности к агрессии у определенных пород. Подробное объяснение этого будет дано в следующем разделе.